Молодое поколение знаменитых виноделов: Антинори, Бейер, Гигаль, Латур, Муэкс и Ротшильд

Новости о винах и винодельческих регионах Франции…

Интересное о винах Франции…
Игорь Сердюк

Молодые львы

В винном мире смена поколений. Великие революционеры 70-х, отцы-основатели современного виноделия, люди, заразившие мир страстью к вину и познавшие сладость плодов своего подвижничества только в течение последних лет пятнадцати, — эти гиганты начинают передавать дела своим детям.

Обученный виноделию и коммерции в лучших университетах Франции, Калифорнии и Австралии, прошедший практику в великих шато и доменах, поработавший под отеческим покровительством в родных погребах, этот молодняк, наконец, приобрел товарный вид и направился на выполнение первых представительских функций по экспортным рынкам.

Попутные ветры занесли нескольких молодых львов большого виноделия и в Россию. Только за последние полгода здесь самостоятельно или в сопровождении старших побывали в алфавитном порядке молодые Антинори, Бейер, Гигаль, Латур, Муэкс и Ротшильд (простите, если кого-то забыл). Следующий смотр подросших талантов должен пройти в Москве 26 апреля. На эту дату назначена российская встреча группы первых семей мирового виноделия, и нам наверняка опять представят продолжателей чьего-нибудь рода.

Быть детьми знаменитых родителей, как известно, непросто. Положение обязывает, люди смотрят. Посмотрим и мы чуть внимательнее на нескольких, может быть, самых симпатичных молодых виноделов XXI века.

Не каждый отпрыск выдерживает даже внешнее сравнение с иконообразными предками, а ведь есть еще и профессионализм. Судить о последнем нам еще рано, как бывает рано судить об истинном достоинстве очень молодых вин. Но, пока отец не передал детям права на авторство, мы попытаемся разглядеть в них аутентичность — как в вине терруар.

Гигали приезжали в Москву всей семьей, и патриарх ронского виноделия Марсель Гигаль тактично предоставил сыну Филиппу возможность вести публичные дегустации. Филипп был приветлив, улыбчив, откровенно молод и неженат, в чем признался несколько раз. На «слепой» дегустации московского винного пресс-клуба, которую семья посетила в полном составе, Филипп очень внимательно слушал отца, не менее внимательно следил за высказываниями других специалистов и всегда осторожно, но твердо выступал с собственным мнением. Милая юношеская улыбка не помешала ему обнаружить в себе отличного дегустатора и точную память. Можно поспорить, что он был отличником и обучение давалось ему легко. Разница между терруарами Cote-Rotie в его изложении очевидна, а стили вин четко очерчены. Он и московскую сессию провел на пятерку.

Луи-Фабрис Латур, впервые представший перед глазами московской винной тусовки около месяца тому назад, настолько же сильно отличался от Филиппа Гигаля, насколько ронский Сира отличается от бургундского Пино Нуар. Бургундские вина вообще чем-то похожи на Пьера Безухова, а в молодом Латуре (не путать с бордоским шато) это сходство усиливалось близорукими глазами и некоторой неловкостью поз. Представляя пресс-клубу прекрасную серию образцов только что выпущенного урожая 2003 г., он почти извинялся за их как бы новосветскую яркость и говорил, что сам в слепой дегустации все наверняка бы напутал. А не узнав вслепую не самый удачный образец другого бургундского дома, он скорее озадаченно, чем сердито, произнес: «Ну, знаете, это не Бургундия вовсе». Критикуя коллег, и гораздо более опытным виноделам порой трудно выдержать интонацию и не сказать глупость вроде «Бургундия — это я».

Эдуарду Муэксу в этом смысле было сложнее всего. Сын Кристиана Муэкса, с именем которого связано становление Chateau Petrus, в глазах просвещенного ценителя вин все равно что сын античного бога. Прекрасноликое, но подобие. Смертный, но недоступный. Эдурад Муэкс унаследовал от отца преданность терруарному духу, а от деда — верность негоциантской традиции. В нем, конечно, больше лоска, чем в названных выше молодых собратьях по винному цеху, но так на то он и представляет Бордо. В нем, наверное, больше самоуверенности, чем в его отце в том же возрасте, но так на то он и его наследник. Едва ли стоит беспокоиться о судьбе винодела, который о Chateau La Grave говорит с нежностью не меньшей, чем о Chateau Petrus. На винные этикетки не грех нанести легкий глянец, если он не затмит самих вин.

(05.03.05)
Автор — главный редактор газеты «Винная карта» Игорь Сердюк для газеты «Ведомости».

Поделиться с друзьями: